Украинский заключенный в Европе Владислав Рогаткин рассказал о том, что произошло после избиения жены высокопоставленным иностранцем, похищения ребенка и безосновательного заключения в Бельгии.

Об этом он рассказал в программе Геннадия Друзенко «Конституционная кухня».

По его словам, украинцы оказались беззащитными перед европейской правовой системой.

После задержания и заключения в Бельгии супруги остались один на один со своими проблемами.

«Нам помог позже Дмитрий Кулеба (Министр иностранных дел Украины – Ред.). Сам он в Брюсселе не находился, но его контроль запустил процедуру. Когда все закончилось, я узнал об освобождении через два месяца, когда апелляционный суд Парижа нас отпустил. Ирина не знала, ее увезли в тюрьму. На меня надели наручники. В 22:15 меня выперли на улицу ночью без телефона, без возможности позвонить кому-то. Подпишите здесь, здесь, здесь, а что вы будете делать – я не знаю. Я вышел и увидел посольскую украинскую машину, там был консул и какой-то второй или третий секретарь, управлявший машиной», - говорит он.

Популярные статьи сейчас

Алла Пугачева сболтнула, собирается ли еще замуж после Галкина: "Есть чем гордиться"

Разбился военный вертолет с главой штаба обороны, много жертв и пострадавших: кадры с места крушения

Нацбанк вводит в оборот новые 5 гривен, как выглядят: "Может, на китайскую валюту перейдем?"

Мартыновская из "Мастер Шеф" рассказала невероятную историю ненависти и любви с Ярославским: "Требовательный и злой"

Притула, Кот и Мишина резко оборвали выступление участника "Україна має талант": "Мы не готовы слушать..."

Показать еще

Рогаткин говорит, что они с женой Ириной Руц были в разных тюрьмах, откуда их забрали украинские дипломаты.

«Нас отвезли в посольство Украины во Франции, мы там переночевали, и это была первая ночь на свободе. В тюрьме, в которой я сидел, есть украинец, которому дали 20 лет лишения свободы, и о нем никто не знает вообще. И если у тебя нет доступа к министру иностранных дел, то посольство Украины в другой стране о тебе даже не вспомнит», - констатирует Влад Рогаткин.

Как сообщала Politeka, Шишкин рассказал, что В немецкой конституции первый раздел – это не организация государства и не начала, это права человека.

Также Politeka сообщала, что Анатолий Амелин рассказал о необходимых реформах государства.