Нынешняя власть демонстрирует весьма своеобразный подход к кадрам: с одной стороны, трудоустраивает на ключевые должности буквально кого ни попадя, с другой — безапелляционно прощается с профессионалами экстра-класса, которые не раз делом доказали, что для них «Україна понад усе»

Один из этого уже совсем не короткого списка — 50-летний генерал-майор ВСУ Сергей Кривонос.

До войны он был командиром 8-го Хмельницкого полка спецназначения, занимал руководящие должности в Сухопутных войсках и Высокомобильных десантных войсках. С 24 мая по 5 июля 2014 года командовал обороной Краматорского аэродрома, проведя с подчиненными в полном окружении боевиков 47 дней. С октября 2014 года занимался созданием Сил специальных операций (ССО) по западному образцу (они созданы 28 июля 2016 года указом президента Порошенко), вскоре был назначен первым заместителем командующего ССО. С 12 марта 2019 года — заместитель секретаря СНБО. Там он вскоре стал внутренним оппозиционером. Последней каплей была заочная полемика с президентом Зеленским в декабре 2020 года. Зеленский заявил, что в случае нападения России на Украину со стороны оккупированного Крыма начнется полномасштабная война и мобилизовать будут всех — и мужчин, и женщин. Кривонос возразил: «Мы должны понимать, что, даже мобилизовав людей, мы их должны еще научить. Потому что мы же не воюем мясом, не бросаем людей десятками тысяч». Спустя несколько дней Зеленский уволил Кривоноса с этой должности, направив его в распоряжение Министерства обороны. На днях генерала поставили перед фактом — он уволен уже и из армии.

Обо всех перипетиях увольнений, о ситуации в СНБО и нескольких фронтовых спецоперациях Сергей Кривонос рассказал «ФАКТАМ».

«Уверен, что команда уволить меня была дана из Офиса президента»

Популярные статьи сейчас

Галкин похвастался хозяйством Пугачевой и ошеломил откровением: «У нас в Одессе…»

Украинцев настигло новое подорожание: установлены новые цены со 2 августа

Победитель "МастерШеф-8" полностью изменил свою жизнь, с кулинарией покончено: "Это не для меня"

Стихия обрушилась на украинскую землю, деревья вырваны с корнями: кадры последствий

Эктор Хименес-Браво показал украинцам, в кого влюбился: "Пришло время познакомить вас чуть ближе"

Показать еще

— Сергей Григорьевич, 5 июня вы написали на своей странице в Facebook пронзительный текст: «Уволен из рядов Вооруженных Сил Украины. Освобожден без рапорта. Служить государству хотел, но прислуживаться не буду и не умею. Поэтому и уволили. Говорят „нет должностей“. Хотя их достаточно. Понимаю… Команда из Офиса президента». Кто дал эту команду и почему?

— На мой взгляд, все очень просто. Сейчас формируется спрос не на тех, кто имеет опыт, умеет работать и нести ответственность за свои действия (неважно, это военные или государственные служащие), а на тех, кто будет молчать и радостно хлопать в ладоши, что ни говорило и ни делало бы руководство, кто всегда утрется и скажет: «Божья роса».

На самом деле перед увольнением я прошел собеседования и у начальника Генерального штаба, и у его заместителя, и у главнокомандующего Вооруженных Сил, и у министра обороны. На каждом собеседовании всегда подчеркивал, что хочу и готов служить. В армии я прослужил тридцать два с половиной года. Да, право на пенсию по выслуге лет получил еще в 2005-м. Однако с учетом того, что в стране сейчас особая ситуация, мог бы абсолютно спокойно служить до 65 лет. До 60 — так уж точно. Но мне сказали, что у них нет должности, которая соответствовала бы моему званию, опыту, навыкам и умениями. На что ответил им: «Я дважды не кланяюсь».

Уверен, что команда уволить меня была дана из Офиса президента. Во-первых, сейчас все согласования о назначении генералов проходят через Банковую. Это у нас такой чисто «демократический» контроль над военными. Во-вторых, реально на тот момент должности в Вооруженных Силах и в Министерстве обороны были. Но там взяли под козырек.

— Кто конкретно с Банковой постарался?

— Заместитель главы Офиса президента господин Машовец сделал все, чтобы я не остался служить.

Сергей Кривонос: "Служить государству хотел, но прислуживаться не буду и не умею"

— Когда накануне нового 2021 года вас уволили из СНБО, в Офисе президента звучали упреки в ваш адрес, что «генерал не хотел работать в команде и не предлагал свои качественные экспертные оценки».

— Это господин Подоляк такое написал. А он сам долго работает в Офисе президента? Или работал в СНБО и знает мой функционал? Ляпнул абы ляпнуть.

Можно встречный вопрос: а почему у нас советники главы Офиса президента выступают на ток-шоу и в интервью как государственные служащие? Вот их спрашивают: «Вы как представитель власти что думаете о таком-то событии?» Он не представитель власти — он советник представителя власти. Так что это самая что ни на есть информационная манипуляция. Если что-то не то эти люди наговорят, Офис президента отреагирует: «Извините, это их личная точка зрения. Они просто советники». Мол, что с них спрашивать.

— И все-таки, почему армии воюющей страны, где может начаться масштабная война — такое ведь никто не исключает, не нужны боевые генералы?

— А кто у нас руководит страной? Они хоть сами в армии служили? Или кто-то из Офиса президента охренительно воевал на фронте? Вот и ответ. И зачем им те, кто с открытым забралом возражает им и говорит то, что думает? Им нужны те, кто аплодирует и кричит: «Браво-браво, вы самые лучшие!»

«У народа может наступить прозрение. И тогда после аплодисментов может раздаться: «Тушите свет, сливайте воду»

— Вот уже несколько месяцев наш СНБО — это…

— …карающий меч революции.

— Главред сайта «Интерфакс-Украина» Александр Мартыненко сказал в интервью «ФАКТАМ», что «СНБО несколько раз разнообразил наши пятничные вечера». Зеленский и впрямь очень увлекся санкциями СНБО — то воры в законе, то олигархи.

— Во-первых, сам аппарат Совета нацбезопасности и обороны — это совещательный орган, формирующий определенные решения, которые затем члены СНБО под руководством главы государства непосредственно обсуждают и принимают. Но люди же не знают, что иногда при принятии решений члены СНБО могут просто расписаться в согласовательном документе — поддержали или не поддержали они предложение. И этого бывает достаточно, чтобы не выносить его на общее обсуждение.

Во-вторых, естественно, народу нравятся решения СНБО, о которых нам рассказывают. Молодцы, все супер. Но это же полная подмена функций. Тогда давайте закроем Генеральную прокуратуру, НАБУ, СБУ и все остальные структуры, призванные обличать преступников и выдвигать им обвинение, и оставим только СНБО.

Конечно, я поддерживаю решения СНБО. Да и общество уже заждалось таких действий. Однако где гарантия, что в какой-то момент не будет перейдена эта тонкая грань между желанием бороться с коррупцией и тоталитаризмом? Риск скатиться к тоталитаризму есть всегда. Вполне может быть, что потом с помощью СНБО начнутся расправы с личными врагами.

Возьмем хотя бы манипуляции со списком олигархов. Он нам до сих пор неизвестен. И как это воспринимать? Что определенным олигархам дают возможность договориться с властью, чтобы потом не попасть в этот будущий реестр? Кому это выгодно?

У народа может наступить прозрение. И тогда после аплодисментов может раздаться: «Тушите свет, сливайте воду».

Кстати, я так и не увидел выводов, которые следовало бы сделать после того, как в марте-апреле российские войска усиленно маршировали вдоль наших границ. А ведь на дворе уже июнь.

— Какими должны быть эти выводы?

— Власть в тот момент усиленно вдалбливала народу в голову два месседжа: что Россия на нас не нападет и что НАТО нам поможет. Теперь же месседж с точностью до наоборот — НАТО никогда нам не поможет, потому что Украина не член НАТО (тут я добавил бы — потому что мы сами ничего не делаем, чтобы добиться этого, а только рассказываем, что все виноваты в наших бедах, кроме нас самих). Ошибка власти в том, что она не готовится к нападению России и не продумывает, что нужно сделать, чтобы мы не были застигнуты врасплох и чтобы каждый знал свой необходимый маневр. Вот чем нужно заниматься Совету нацбезопасности и обороны. А еще проверить выполнение решений СНБО от января 2019 года, когда были сделаны выводы о введении военного положения в декабре 2018 года в ряде регионов. Мы очень быстро забыли 2018 год и только кричим: «Спасите!», а сами ничего не делаем для собственного спасения.

Задача Совета нацбезопасности и обороны — в первую очередь заниматься безопасностью страны и обороной, а не криминальными авторитетами и олигархами, хотя это тоже важно. Уже семь лет идет война с Российской Федерацией. Людей нужно обучить, как действовать, если, не дай Бог, начнется что-то более серьезное.

— Это вы о своем детище — о территориальной обороне.

— Да, это действительно детище. Как и Силы спецопераций.

«Народ должен получить возможности и умения защищать себя в любой ситуации»

Есть два законопроекта о теробороне — вашей команды и президентской. Очень горько читать о ваших дискуссиях с Героем Украины народным депутатом Забродским, который поддерживает президентский законопроект. Вы, два боевых генерала, четко понимающие, насколько важна территориальная оборона, принципиально расходитесь в подходе к ее созданию и обвиняете друг друга во всех грехах.

— Каждый имеет право на свою точку зрения. Наверное, оппонентам следовало бы сначала прочитать выводы Главного научно-экспертного управления о нашем законопроекте и о президентском и сравнить их. По нашему документу тоже есть замечания, но у нас четко сказано, что движущая сила территориальной обороны — это народ. А президентский законопроект — это не о создании в стране системы кризисного реагирования на любую угрозу, а только, условно говоря, о войсках территориальной обороны. Наш законопроект значительно шире.

— Может, надо искать компромиссы? А то люди пишут комментарии типа «один генерал „мочит“ другого». Упреки Забродского таковы: «Предлагается создать еще одну армию за пределами Вооруженных Сил, с подчинением ее некоему центральному органу в составе Министерства обороны. Судя по размаху авторов, такой орган должен по меньшей мере быть аналогом, если не более функциональной структурой, чем Генеральный штаб ВСУ».

— Да никакой «второй» армии у нас не будет. С тем же успехом они могут рассказать то же и о Национальной гвардии.

Считаю, что народ должен получить возможности и умения защищать себя в любой ситуации. Если кто-то боится дать ему в руки оружие, то я задаю вопрос: уважаемые, значит вы боитесь собственного народа — подготовленного, вооруженного и обученного? Я не боюсь. Если бы наш проект закона приняли и он заработал бы, страна получила бы эффективную работающую структуру, которая будет надежной опорой для защиты национальной безопасности. Но вот вам реальное отношение государства к тем, кто хочет его защищать.

Мы предлагаем на первом этапе создания территориальной обороны дать в руки 80 тысяч единиц оружия, а затем эта цифра может возрасти до 400 тысяч. Поймите, у нас сегодня официально 1,2 миллиона стволов находится на руках. А сколько неучтенного? Кого-то это может остановить? Нет. Так давайте возглавлять процессы, а не делать вид, что их нет.

Народ в 2014 году показал, что он защищает государство. А сейчас он хочет получить возможность, навыки и законное основание для выполнения своих конституционных обязанностей.

Сергей Кривонос стоял у истоков Сил специальных операций. «Я расскажу о каких-то эпизодах, когда придет время. Когда война закончится», - говорит он.

— Бывший секретарь СНБО Данилюк говорит, что нынешняя власть очень закрыта к альтернативам и взаимодействию.

— Согласен. У них есть две точки зрения: моя и неправильная. Я называю действующую власть декабристами. Помните цитату Ленина: «Узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа»? То же самое и сейчас.

Они используют информационные манипуляции, причем достаточно высокого уровня. Давайте откроем 102 статью Конституции, где написано, чем президент должен заниматься. «Президент Украины является гарантом государственного суверенитета, территориальной целостности Украины, соблюдения Конституции Украины, прав и свобод человека и гражданина. Президент Украины является гарантом реализации стратегического курса государства на приобретение полноправного членства Украины в Европейском Союзе и в Организации Североатлантического договора».

А у нас президент руководит всем — запускает проекты, строит дороги и сажает деревья. Это все нужно, безусловно, но для этого же существует Кабинет министров. Однако с такими подходами Офис президента скоро может полностью заменить правительство.

К тому же власть постоянно нам внушает, что в стране все хорошо, а завтра будет еще лучше. Ждите, верьте, надейтесь.

Напоминаю, у нас парламентско-президентская республика, а не наоборот. Когда я присутствовал на обсуждении проекта закона «О территориальной обороне» в парламентском комитете по вопросам нацбезопасности, обороны и разведки, то четко слышал, как депутаты говорили: «Нам в Офисе президента сказали, нужно делать вот так и так». Я спросил: «Уважаемые народные избранники, вы ничего не путаете?» Ответили, что не путают: «Мы выполняем распоряжения Офиса президента».

— Эта локальная ситуация характеризует многое происходящее в стране.

— На самом деле так и есть. Проанализируйте еще, кто у нас руководит областями — где они до этого работали или служили. И станет совсем не по себе.

— Еще одна цитата Данилюка: «Президент построил систему управления страной, которая не даст ей развиваться».

— Поддерживаю стопроцентно такую точку зрения. Правильно подмечено.

«Раньше я не имел права жестко критиковать власть. Теперь имею»

— Вы стояли у истоков Сил специальных операций. Немногие спецназовцы рассказывают о том, чем занимались на фронте. Один офицер сказал мне, что о каких-то спецоперациях мы узнаем спустя десятилетия.

— Это правда. Я тоже расскажу о каких-то эпизодах, когда придет время. Когда война закончится. Но несколько примеров героического поведения своих побратимов приведу.

3 июня 2017 года в лесопосадке вблизи поселка Садовый на Луганщине группа разведчиков Национальной гвардии в составе шести человек во главе с подполковником Александром Бойко попала под обстрел. Бойко получил многочисленные пулевые ранения, несовместимые с жизнью. Группа вернулась в расположение. А тело командира так и осталось лежать на вражеской территории.

Саша долго служил в нашем 8-м полку спецназначения, а потом перешел в Нацгвардию. Для нас было делом чести, чтобы его похоронили по-человечески, поэтому мы начали активные поиски. Искали долго, но безрезультатно. Однако в конце концов через два месяца группа спецназа все-таки вышла на останки Бойко, хотя в тот день это не было ее основным заданием. Наверное, Бог нас так вывел.

— А боевики не забрали останки?

— Нет. Тоже искали, но не нашли. Группа вернулась, доложила обо всем. Я дал команду. Они взяли мешки для «двухсотых» и ночью все сделали. Посмертно Бойко получил звание полковника.

Мы, в отличие от его подчиненных, своих не бросаем ни при каких обстоятельствах. К сожалению, до сих пор, хотя уже прошло четыре года, не знаю, завершено ли расследование в отношении тех, кто бросил тело своего командира. Наказаны ли они?

Второй пример. Летом 2014 года россияне изо всех сил стремились вывезти детей, особенно сирот, с оккупированных территорий на «оздоровление» в Россию. Как-то к майору Алексею Пугачеву обратился директор Амвросиевского интерната — боевики хотят вывезти 62 ребенка. Буквально за считанные минуты спланировали операцию и успешно ее выполнили. Но до сих пор за такой, без преувеличения, подвиг группа Пугачева не награждена. Можно подумать, мы тогда ежедневно вывозили детей из оккупации и это для нас было рутинной работой.

Так же до сих пор не награждены ни подполковник Сергей Иванчук, ни сержант Иван Деев из 8-го полка спецназа, которые 4 февраля 2017-го уничтожили в центре оккупированного Луганска начальника «народной милиции» полковника Анащенко. Это такое неуважение со стороны государства. Полтора года прошло после их освобождения из плена. Над ними там страшно издевались. Но в Офисе президента не реагируют на представление о награждении и возвращают документы. Потому что там сидят те, кому наср… ть (так и напишите) на тех, кто воюет.

Вот президент приехал 27 августа прошлого года в 3-й полк спецназначения и наградил четырех бойцов часами. Честь ему и хвала. При этом там огромное количество людей, которые до сих пор не награждены за свои подвиги во время войны. В первую очередь потому, что в Офисе президента не желают это сделать.

"Власть до сих пор не поняла, что они нанятые менеджеры, а не боги и цари", - говорит Сергей Кривонос

— Обменов пленными не было уже очень давно. На прошлой неделе общество вновь заговорило на эту тему, поскольку были обнародованы так называемые «пленки Медведчука». Его общение с боевиками вызывает оторопь. А цинизм вообще зашкаливает. Вы не участвовали в обменах?

— Нет. Отвечу так: мы проводили работу, чтобы обмены были. В июне 2017 года, чтобы ускорить процесс обмена, мы взяли в плен восемь боевиков, один из них был россиянином. Конечно, в тот момент не афишировалось, что это действовали Силы спецопераций. Все лавры тогда доставались механизированным бригадам.

Была еще шикарная операция, когда летом 2016 года группа 3-го полка спецназначения «доставила» с неподконтрольной части Донетчины фермера Бутрименко, сдавшего боевикам две группы спецназа 3-го полка.

Дело было так. 23 июля 2014 года в районе села Дмитровка, у самой границы с РФ, террористы так называемой «ДНР» сбили из российского зенитно-ракетного комплекса два наших штурмовика Су-25. Один летчик катапультировался и приземлился на оккупированной территории, в двух километрах от села Латышево Шахтерского района. 29 июля отважные и опытные бойцы отправились на поиск. Задание было крайне опасным.

Для людей чести «сам погибай, а товарища выручай» — это не просто слова. В Латышево группа заехала во двор с ангаром, где их тепло встретил Бутрименко. Он предложил переночевать у него, а сам якобы поехал в Снежное проведать больную жену. Однако позже вернулся с боевиками на БТРах и БМП, которые окружили ферму. На предложение сдаться спецназ ответил огнем. Тогда боевики начали в упор расстреливать ферму со всех сторон. Бой был коротким. Десять ребята погибли на месте с оружием в руках (это самые большие потери украинского спецназа в одном бою). Они до конца остались верными воинской присяге. Это был подлинный героизм и самопожертвование. Семь человек попали в плен (потом их удалось вернуть), спаслись только четверо. А Бутрименко потом судили и обменяли. Ничего страшного — второй раз мы его в плен уже брать не будем.

— Чем теперь будете заниматься? Вы написали в соцсетях: «Мое увольнение — это начало нового этапа борьбы с тем беспорядком, который существует в армии и государстве».

— Буду продолжать это делать, невзирая на сопротивление со стороны действующей власти. Сейчас меня уже ничего не сдерживает. Раньше я не имел права жестко критиковать власть. Теперь имею. К тому же у меня колоссальная поддержка народа.

Власть до сих пор не поняла, что они нанятые менеджеры, а не боги и цари. Они такие же смертные, как и все. Просто в данной момент им доверили управлять страной. Но сегодня это доверие есть, а завтра его может не быть, ведь народ же не тупой и не слепой. Он все видит.

Источник: Факты