Украинская мейнстримная экспертиза в очередной раз дала в штангу.

Сперва в левую, затем - в правую и под конец – в перекладину.

Речь о "киевском" восприятии событий в Афганистане.

Вспомним основные "нарративы":

1. США ушли из Афганистана, чтобы "надавить на РФ". Абсурдность данного тезиса объясняется тем фактом, что талибы (по национальности – в основном пуштуны) являются противниками "северного альянса" (таджики и узбеки, проживающие на севере страны). И если тот же ИГИЛ рекрутировал таджиков в свои ряды, то Талибан в этом практически замечен не был.

Популярні новини зараз

Алла Пугачова вразила помітно помолоділим видом на прогулянці з дітьми: "Схожі з Вайкуле стали"

Дорофєєва забула надіти штани на важливий захід: кадри вже в мережі

Фінал "Співають всі", українці висловили Могилевській все, що думають про переможця: "Немає слів..."

Переможниця "Холостяка" Ульянова засвітилася з коляскою на прогулянці по Києву: несподівані кадри

Останні хвилини життя нардепа Полякова потрапили на відео: що розкрили кадри

Показати ще

2. Турция возьмет под контроль кабульский аэропорт. Это звездный час Эрдогана и возрождение пантюркистской империи (опять же направленной против РФ). Ну да, уже взяла…

3. Вместо американцев в регион вернутся британцы (вновь с акцентом "против России").

4. Афганцы просто были не способны к демократизации, а мы не такие, нас не бросят.

Вполне очевидно, что к реал-политик все эти тезисы имеют такое же отношение, как турки к кабульскому аэропорту.

Если брать голые, препарированные факты - казалось бы, не нужно быть ориенталистом, чтобы понять, что уход американцев из этой центрально-азиатской страны знаменует собой глобальный закат имперской Америки.

Это примерно та ситуация, когда, по словам западных политологов, по всему миру, как руины "древних зиккуратов", будут оставаться обломки американских военных баз. Как это будет выглядеть, уже сейчас можно увидеть на примере Афганистана и уже скоро – на примере Ирака.

Мы не будем ничего додумывать за американцев, как это делают наши "друзья Оушена", а просто процитируем их ключевую аналитику, а точнее - доклад "Глобальные тенденции 2030: Альтернативные миры" (Global Trends 2030: Alternative Worlds) – пятый выпуск, выпущенный в 2012-м году, который прогнозирует контуры мира в 2030-м.

По состоянию на 2021-й, многие предсказания сбываются.

Саму концепцию мира образца 2030-го авторы доклада называют "альтернативные миры".

Данный конструкт предполагает наличие нескольких базовых системозначимых факторов (далее цитата):

1. "Заглохшие двигатели". При наиболее худшем сценарии возрастут риски международных конфликтов. США будут заниматься внутренними проблемами и терять равновесие в мире.

2. "Интеграция". При наиболее положительном сценарии Китай и США укрепят партнерские отношения, что приведет к расширению глобального сотрудничества.

3. "Джин из бутылки". Неравенство в значительной степени возрастет, потому что некоторые страны почувствуют себя победителями, при этом остальные окажутся в роли проигравших. Неравенство внутри таких стран увеличит социальное напряжение.

В результате перераспределения влияния США перестанут быть "мировым полицейским".

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в ближайшее время Америка будет занята решением двух ключевых проблем: внутренней (углубление социального неравенства и системный вызов демократии со стороны ультрарадикальных общественно-политических страт) и внешней (усиление глобальной роли Китая).

В политическом плане США будут "леветь", все больше уделяя внимание продвижению в мире новой гуманитарной доктрины: стирание границ между гендером, классами, нациями; радикальная антропологическая повестка (третий пол, браки между людьми одного пола, отстранение родителей от процесса воспитания детей и т. д.).

В глобальном контексте – США будут пытаться найти modus vivendi с Китаем, рассматривая как сценарий жесткого противостояния, так и сотрудничества.

Первый вариант предусматривает создание вокруг Поднебесной "дуги нестабильности" в виде Тайваня, Мьянмы, Афганистана; стимулирование протестных настроений в Гонконге и Тибете; формирование тесного экономического и политического союза с Индией; новый формат сотрудничества с Вьетнамом; "российскую партию против Пекина".

Здесь есть несколько узловых точек и базовая геополитическая фигура – треугольник.

Начнем с первых. К узловым точкам, формирующим "ось нестабильности" вокруг Китая, следует отнести:

1. Мьянма (именно там недавно произошел военный переворот и вновь активировался местный "майдан", на котором звучали тезисы "о китайцах в форме бирманских солдат, стреляющих в мирных протестующих", вследствие чего произошел ряд погромов общежитий китайских рабочих и офисов китайских компаний).

2. Вьетнам, у которого исторически сложные отношения с Китаем, чем и планирует воспользоваться Вашингтон, резко активизировавший двухсторонние отношения.

3. Индия – проект нового шелкового пути для этого государства со стороны Великобритании и США; проект зоны свободной торговли с ЕС.

Именно Индия должна заменить Китай в роли мирового драйвера роста в ближайшее десятилетие и стать его региональным "балансиром".

Нетрудно заметить, что союзные США Вьетнам и Мьянма (в случае победы тамошнего "майдана") полностью закупоривают для Поднебесной Индокитай.

А Тайвань и нестабильный Гонконг создают "поджим" с юга.

В идеале – проект объединения "двух Корей" и возобновление милитаризации Японии, но это пока маловероятно, хотя данная опция позволила бы "давить" на Китай со стороны Тихого океана.

Но ключевой горячей точкой давления на Пекин является Афганистан, который граничит с китайским Синьцзян-уйгурским автономным районом, где уже долгие годы идет террористическая война радикальных уйгурских группировок против "великоханьского шовинизма".

В 2002 году США разгромили не только Талибан в Афганистане, но и союзное с ним Исламское движение Восточного Туркестана (далее – ИДВТ), которое было внесено госдепом в список террористических организаций.

Остатки ИДВТ были оттеснены на "территорию племен" на границе Афганистана и Пакистана. Как следствие – террористическая активность в Синьцзяне существенно ослабла.

Контролируя Афганистан и борясь с талибами, американцы, по сути, таскали из огня каштаны для китайцев…

Исход американцев из Кабула, при чем такой же поспешный, очень напоминает бегство проамериканского режима из южновьетнамского Сайгона в 1975-м году.

Только в этот раз речь идет не о провале, а о чрезвычайно быстрой перезагрузке базовой внешнеполитической стратегии Штатов.

Все-таки в Белом доме знают о "реальной реальности" несколько больше, чем блогеры в Фейсбуке…

Этим событиям предшествовало странное решение госдепа об исключении ИДВТ из списка террористических организаций. Теперь оба эти факта сливаются в один общий пазл.

Ключевой же геополитической фигурой в регионе станет треугольник "США – РФ – Китай", в котором и будут формироваться основные силы и противосилы.

По сути, это попытка США разыграть с помощью ситуативного союзника (РФ) третьего лишнего (Китай), как когда-то они уже с помощью Пекина "разыграли лишнего" в виде Советского Союза в 80-х годах прошлого столетия.

Новая холодная война против КНР существенно отличается от аналогичного давления на СССР.

В случае с Москвой ставка делалась на распад союзного государства, что и произошло.

В случае же Пекина такой цели нет. Более того, демократизация Китая по причине появления там среднего класса считается крайне опасной и названа в докладе разведывательного сообщества как возможный "черный лебедь":

"Китай планирует в следующие пять лет преодолеть порог подушевого дохода в 15 тыс. долл. США по паритету покупательной способности, уровень которого часто является "спусковым крючком" для демократизации.

"Мягкая сила" Китая может значительно возрасти, инициировав волну демократических изменений.

Многие эксперты считают, что демократический Китай может также стать, как вариант, более националистическим.

Экономический коллапс Китая станет толчком для политической напряженности и потрясений в глобальной экономике".

По сути, перед нами уникальный каминг-аут в контексте "примата демократических ценностей": оказывается, "демократизация" Пекина воспринимается в США как опасное и нежелательное явление!

Именно этим, кстати, объясняется и весьма вялая реакция Вашингтона на любые нарушения прав человека в Поднебесной и фактическое отсутствие в оной прозападных грантовых площадок.

Если бы в Украине жил один миллиард жителей, нас бы тоже не так сильно опекали в плане "демократизации".

Но нам не повезло: 10-20 млн трудоспособных украинцев можно легко "утилизировать" в ЕС (кстати, глобальное старение золотого миллиарда человечества названо одной из угроз в анализируемом докладе).

Каковы же тогда цели США?

Целей две:

1) добровольное согласие КНР на замедление динамики своего экономического роста с большей ориентацией на внутренний рынок, а не на внешнюю экспансию;

2) отказ от технологического доминирования над Америкой. В таком случае Вашингтон готов отменить введенные Трампом торговые пошлины в отношении китайских товаров, сохранить свое инвестиционное присутствие в Китае, "забыть" о Мьянме, Тибете, Гонконге и уйгурах, точно так же, как уже были забыты в Кабуле десятки тысяч сотрудничавших с оккупационной администрацией афганцев, включая и тысячи представителей компрадорских местных элит.

Пока же у американской разведки неутешительный прогноз:

"Диффузия (распыление) влияния стран к 2030 году будет иметь самые драматические последствия.

Азия превзойдет по мощности Северную Америку и Европу вместе взятые – по росту ВВП, по объему населения, по расходам на оборону и технологическим инвестициям.

Возможно, Китай будет представлять собой крупнейшую экономику и обгонит США незадолго до 2030 года.

В условиях структурного сдвига здоровье глобальной экономики будет в значительной степени связано с состоянием развивающегося мира – в большей степени, чем это традиционно связано с экономическим положением Запада.

Кроме Китая, Индии и Бразилии, на развитие глобальной экономики окажут значительное влияние такие региональные игроки, как Колумбия, Индонезия, Нигерия, ЮАР и Турция.

В то же время экономики Европы, Японии и России, скорее всего, будут переживать постепенный спад…

С учетом быстрого подъема других стран "эра однополярности" завершается, и Pax Americana, эпоха доминирования США в международной политике, начавшаяся в 1945 году, подходит к своему концу. Контекст, в котором будут действовать США как глобальная сила, кардинально изменится".

Этот период для США в докладе назван как "первые среди равных", что подразумевает к переходу от жесткой силы к мягкой.

Простыми словами, время, когда американская пехота высаживалась в далеких странах, навсегда уходит в прошлое, хотя рецидивы возможны.

Еще весной в своих статьях мы прогнозировали "разворот" политики США, вызванный их долгосрочной стратегией сдерживания Китая.

Наши политические элиты возложили на Байдена совершенно ложные ожидания.

Когда вам говорят о том, что нет никакого "коллективного Запада" в части единых целей - то явно лукавят.

Да, тактические цели развития у Германии и США могут отличаться. Но есть одна общая стратегическая задача - сохранение места в "золотом миллиарде человечества". И осознание того факта, что нынешнего природного потенциала не хватит на появления второго "золотого миллиарда" в Азии.

Нынешний цикл сдерживания Китая рассчитан примерно на 10-15 лет, до 2050 года. К этой дате Китай либо станет технологической сверхдержавой, как и запланировано в его партийной стратегии, либо нет (как и намечено в неформальных "партийных стратегиях" двух американских партий).

Кстати, у Америки уже есть опыт использования националистических и фундаменталистских движений в бедных, третьих странах, для борьбы со своими врагами, как это было во время поддержки моджахедов в войне против СССР.

Только, потратив 850 млрд долл. за 20 лет нахождения в Афганистане, Вашингтон за считанные дни принял решение о выходе из этой страны, бросив тысячи местных жителей, представляющих компрадорскую прослойку общества.

Даже не пообещав оным вид на жительство в США и не обеспечив эвакуацию. Сотни афганских военных, расстрелянных после сдачи в плен талибам, уже никогда не смогут рассказать нам о своих мыслях в отношении "союзников" в последний миг жизни.

Сергей Абашин, известный российский антрополог и специалист по Средней Азии, участник многократных "полевых исследований" (среди его работ: "Национализмы в Средней Азии – в поисках идентичности"), дал очень точный слепок произошедшего в Афганистане.

Тезисно его публикацию можно представить в следующем виде:

1. "Афганистан - это и есть настоящая "Центральная Азия". Он представляет собой буферное государство, которое возникло как результат консенсуса между Британской и Российской империями, зоны интересов которых формировались вокруг этой географической оси.

2. Формат буферного государства предполагает "разрыв оного" противоположными обещаниями, идеологиями, векторами развития.

3. Буферное государство всегда коррупционное, хотя его и ругают за это.

4. Буферное государство как потенциально нестабильное должно быть выведено за скобки глобальной логистики: газопроводы, железные дороги, транспортные коридоры – все мимо.

5. Буферное государство искусственно формируют как аграрное, с законсервированными локальными социальными связями. Добавим также – с опорой на легализацию незаконных видов деятельности – речь о выращивании мака.

6. Буфер – это "убежище" для "изгоев", недовольных политическими режимами противоборствующих империй.

7. Буферное государство попеременно используют друг против друга противоборствующие империи своеобразный таран.

Внешние силы коррумпируют местные политические элиты "буфера", поставляют оружие и подпитывают агрессивную риторику, что формирует внутреннюю нестабильность и конфронтационность регионов.

Применительно к Украине мы видим все те же признаки буферности:

вокруг нас формируется противостояние "Запад – РФ";

полная дефрагментация смыслов;

тотальная коррумпированность и продажность политических элит;

отсечение от транспортных коридоров (вспомним "Северный поток - 2");

аграрная специализация; децентрализация в виде новой феодализации с цементированием локальных социальных связей; легализация конопли;

плацдарм для "врагов режима" из соседних стран;

роль тарана в контексте противостояния Запада и РФ;

милитаризация; региональная сегментизация

В этом плане есть "большая разница" во внешнем управлении в Южной Корее, где была сформирована концепция экономического национализма и внутренней субъектности в части стратегии развития, и во внешнем управлении Афганистаном.

В первом случае речь идет о суверенной власти, во втором – о политическом режиме.

Суверенная власть существует ровно столько, сколько и сам народ. Она способна преодолевать кризисы и двигаться по пути развития вперед.

Политический режим – это временная конструкция, которая состоит из прослойки компрадоров и покоится на иностранных штыках или кредитах.

Такой режим сметает, как карточный домик, любое изменение геополитического ветра, когда рушатся поддерживающие его внешние подпорки.

И тогда эвакуация из столицы происходит за считанные часы.

А метлой политического режима выступают внутренние националистические движения, которые строят в отдельно взятой стране свой "шариат".

Кстати, у Китая в Афганистане начинается своя история. История "мягкой силы".

В Пекине уже заявили о многомиллиардных инвестициях в эту страну, а талибы в ответ пообещали не поддерживать уйгуров.

Если у Пекина все получится, это будет означать, что развитие "проблемных" стран возможно без грантовых площадок и слайдов, на которых туземцам объясняют, почему дорогой газ для них - благо, а дешевый – вред.

Думается, те из представителей кабульского режима, которые успели сесть на самолет в последние дни, прихватили с собой "террабайты" презентаций и слайдов. Хотя нет, флешки с оными наверняка оказались там, где и должны были, – на свалке истории.

Все-таки прав был Эдвард Саид в своей работе "Ориентализм", когда писал, что основа могущества западных империй – это коммерческий эгоизм у себя дома и "свободные институты" в колониях.

"Современный ориенталист, каким он себя видит, — это герой, спасающий Восток от невежества, отчужденности и эксцентричности, которые ему с его позиции прекрасно видны… Будь Восток в состоянии представлять себя сам, он так бы и поступал, но коль скоро он этого не может, эту задачу выполняет репрезентация — для Запада и faute de mieux (за неимением лучшего) — для бедного Востока".

От себя добавим: выполняет до тех пор, пока архаизация буферного государства не достигает дна – и тогда появляются бородатые мужики в чалмах или балаклавах.

И сегодня политический режим в любой столице "грантового государства" может заглянуть в историческое зеркало Кабула и сделать простой вывод: или стать суверенной властью, или забронировать билет на самолет…

Алексей Кущ, экономист, финансовый аналитик