Ход судебного заседания по избранию меры пресечения председателю политсовета партии "Оппозиционная платформа ‒ За життя", народному депутату Украины Виктору Медведчуку лишь подтверждает политическую подоплеку инкриминируемых ему обвинений. При этом сам нардеп не просто разбивает аргументы прокуратуры, делая очевидной всю абсурдность выдвинутых против него обвинений, но и подтверждает свою принципиальную политическую позицию в качестве оппонента действующей украинской власти.

«Хотел бы обратить внимание суда на материалы дела против меня. В начале материалов подозрения, с которыми я вчера ознакомился, речь идет о том, что Медведчук Виктор Владимирович, то есть я, выступает против политического курса действующей власти, ‒ заявил оппозиционер во время своего выступления в Печерском районном суде города Киева. - Могу подписаться под этими словами. Это действительно так было и так есть. И у меня есть все основания, как у народного депутата, представителя и одного из руководителей партии "Оппозиционная платформа ‒ За жизнь" выступать против политического курса украинской власти».

По словам нардепа, результаты всех социологических исследований последних месяцев свидетельствуют: от 75 до 84% граждан считают, что страна движется неправильным курсом. Поэтому и «Оппозиционная платформа ‒ За жизнь», которая является крупнейшей оппозиционной политсилой Украины и второй по величине фракцией в парламенте, не может поддерживать этого политического курса.

«Все остальное, приведенное в качестве так называемых доказательств [вины], сделано именно с целью противостоять той политике, которую проводит наша партия и я лично», ‒ добавил Виктор Медведчук.

Также, по его мнению, это доказывает, что аргументы прокуратуры, изложенные в материалах подозрения, собственно, как и само дело против авторитетного политика-оппозиционера, являются политически мотивированными.

Популярные статьи сейчас

72-летняя Пугачева показала себя в платье-мини и пожалела: «Что у старушки с ногами?»

"Вокруг уже роились мухи": в Киеве прохожий наткнулся на тело женщины, детали и видео трагедии

Трагедия на украинской трассе, появились первые фото: "За рулем был 13-летний"

Жизнь мужчины оборвалась в один миг на одесской трассе, кадры: "хотел купить клубнику"

Беда у Леси Никитюк, звезда вышла на связь, ошарашив подробностями: «Я понимаю, кто это сделал…»

Показать еще

«Все аргументы и так называемые доказательства, в том числе те, которые мы слышали сегодня из уст представителей прокуратуры, на мой взгляд, являются политически мотивированными. Это сделано с одной целью: чтобы привлечь к ответственности одного из оппозиционных политиков, чтобы остановить оппозицию», ‒ сказал народный депутат.

Кроме того, Медведчук заявил, что подозрение ему не было объявлено в соответствии с требованиями Уголовного процессуального кодекса Украины, а достоверность материалов дела сомнительна. И напомнил, что возбужденное против него дело, которое сейчас рассматривается в суде, является продолжением системного незаконного давления власти на оппозиционера – до этого уже были санкции, введенные СНБОУ, блокировка банковских счетов Медведчука и членов его семьи.

«Согласен с доводами прокурора о моих состояний: и я, и моя жена являются состоятельными людьми. Но не прозвучало главного: чтобы я не мог распоряжаться этими средствами, ко мне, а раньше к моему коллеге, члену политсовета "оппозиционной платформы – за жизнь", народному депутату Тарасу Козаку, были незаконно применены санкции. Санкции, которыми в внесудебный способ были ограничены наши конституционные права, ‒ напомнил Виктор Медведчук. - Все счета заблокированы. Мы не можем использовать средства, которые есть в распоряжении моей семьи».

В свете этого еще более циничным выглядит требование прокуратуры назначить залог в размере более чем 300 млн грн.

«Сначала применили санкции, чтобы закрыть телевизионные каналы, ссылаясь на какие-то преступления владельца этих каналов. Потом заблокировали счета мои и моей жены, тоже со ссылкой на какие-то уголовные дела. А сегодня уже рассматривается вопрос об избрании меры пресечения, ‒ отметил политик. - Это политически мотивированные обвинения. В распоряжении правоохранительных органов даже нет объективных доказательств, которые бы могли свидетельствовать о подозрении по отношению ко мне».